Первые шаги (1917/18 - 1925/26)

Торонто Сент-Пэтрикс

"Сент-Пэтрикс" - соавторы первой ничьей в истории НХЛ 11 февраля в матче между "Торонто Сент-Пэтрикс" (на снимке) и "Оттавой Сенаторз" даже 20 минут дополнительного времени не выявили победителя. Ничья со счетом 4:4 стала первой в истории НХЛ.

    Стремительное расширение Лиги. Соединённые Штаты "заболели" хоккеем, а в Канаде уверены, что "американцы крадут нашу национальную игру". Контрактные забастовки. Быстрый рост заработной платы. Манифест игроков, отменивший финал НХЛ. Новые правила: скажем игре "от защиты" дружное "нет". Такими вот событиями была насыщена первая десятилетка в НХЛ. Согласитесь, что это очень похоже на наши дни.

    В 1917 году профессиональный хоккей постиг настоящий кризис. В Европе продолжалась Первая мировая война, и слишком много хоккеистов было вынуждено сменить коньки и клюшку на ружья и фронтовые шинели. "Профессиональный хоккей - на последнем издыхании", - кричали заголовки газеты "Торонто Глоуб". Кадровые проблемы и внутренние конфликты предвещали недавно созданной Национальной Хоккейной Ассоциации быструю смерть.

    "Зрители желают видеть первоклассный хоккей. Но вряд ли это возможно в условиях военного времени, а поэтому мы пока будем держать лёд только для массового катания", - заявил Эдвард Шеппард, директор катка "Монреаль Арина Компани". Мало кто полагал, что этой суровой зимой игрища в хоккей будут по-прежнему актуальными.

    С уходом многих молодых спортсменов на фронт престиж НХА несомненно подвергся девальвации: профессиональный хоккей стремительно терял зрительскую поддержку. В ноябре НХА прекратила своё существование, а правопреемницей ассоциации была признана НХЛ: 26-го ноября новая Лига была официально представлена широкой публике. 19-го декабря 1917-го года стартовал сезон НХЛ, а по его итогам первым чемпионом Лиги стал клуб "Торонто Аринас".

    Поговорим немного о правилах. На заре существования Лиги вратарям во время броска было запрещено опускаться на колени. Но если есть правило, то значит, на него можно придумать своё исключение. Голкипер "Оттавы" Клинт Бенедикт делится личными секретами: "Можно сделать так, чтобы это выглядело как случайное падение. Кто будет винить меня за это?". За свои частые "падения" на колени прозванный "молящимся голкипером", Бенедикт спровоцировал президента НХЛ Фрэнка Колдера на первое изменение пункта правил. 9 января 1918 года Колдер объявил о том, что голкиперы для защиты ворот теперь могут играть даже на коленях. "Если захотят, пусть стоят хоть на головах", - заявил Колдер. С тех пор это выражение в хоккейных кругах стало крылатой фразой.

    Нашим современникам, переместившимся на машине времени в 1918-й год, было бы трудно узнать свой любимый хоккей: пас вперёд был запрещён, игроки не имели права подыгрывать себе шайбу коньком, а смена состава была разрешена только во время остановки игры. Малые штрафы длились по 3 минуты, и исключения здесь не делались даже для вратарей: в случае удаления голкипер отправлялся на скамейку штрафников, а его место в воротах временно занимал защитник или нападающий.

    В борьбе за Кубок Стэнли победитель НХЛ, как и раньше, должен был встречаться с чемпионом ХАТП (Хоккейная Ассоциация Тихоокеанского Побережья). Чуть позже, в 1921 году к этой компании присоединилась Западно-Канадская Хоккейная Лига (ЗКХЛ, в оригинале - Western Canada Hockey League), и с тех пор этот триумвират и разыгрывал между собой серебряную чашу, названную так в честь лорда Стэнли.

    Правила игры в лигах были неоднородными. В ХАТП, например, ещё долго был принят формат состава на матч, как "семь на семь". Но регламент проведения розыгрыша Кубка Стэнли гласил, что игра должна идти по правилам хозяев льда: чемпион НХЛ, приезжая на финал плей-офф в Британскую Колумбию, был вынужден выставлять на матч дополнительного полевого игрока. Но вскоре коллективный разум взял верх, и боссы двух лиг выработали согласованные, адаптированные правила. В числе прочего были разрешены пас вперёд, передача шайбы себе на ход коньком и введена игра в неравных составах после удаления нарушителя. В 1921 году в ХАТП появилось "правило буллита" (в НХЛ буллиты введут лишь в середине 30-х годов). Первый штрафной бросок зрители увидели в финале Кубка Стэнли-22, когда Бэйб Дай, исполняя буллит, выкатился на голкипера, но бросил много выше ворот.

    Интересно, что в ту пору ХАТП считалась куда более мягкой и техничной Лигой, чем НХЛ, а последняя организация была известна как чуть ли не сборище бандитов, которые своей грубой игрой порочат имя славного вида спорта - хоккея. Вот вам показательный пример: игрок "Сиэтла" Калли Уилсон, в 1919 году дисквалифицированный ХАТП за грязную атаку хоккеиста "Ванкувера" Микки Маккея, быстро нашёл себе применение в НХЛ - в первенстве 1919-20 он даже стал лидером Лиги по количеству штрафных минут за сезон. Манеру игры в НХЛ называли не иначе, как "жестокой борьбой за выживание". Здесь даже такие технари, как Ньюси Лэлонд, Панч Бродбент, Нэльс Стюарт, Рэг Набл, с огромным трудом уходили от сокрушительных силовых приёмов соперника, каждый из которых грозил поставить крест на их профессиональной карьере.

    К слову, профессия "хоккеист" в те времена отнюдь не считалась престижной и благополучной. В 1918 году самым высокооплачиваемым игроком Лиги являлся Гарри Кэмерон, который зарабатывал по 900 долларов за сезон. В том же году многообещающий молодой защитник Пол Джэйкобс заключил контракт с "Торонто", но разорвал его сразу после того, как ему предложили спокойную и обеспеченную работу в одном из офисов Монреаля. Звёзды ХАТП Фрэнк Фойстон и Фрэнк Фредриксон в самом расцвете сил оставили хоккей и занялись частным бизнесом: Фредриксон открыл музыкальную лавку, а Фойстон пошёл работать мясником. Да, в хоккее тогда платили мало, и низкие заработные платы приводили к тому, что молодые и талантливые профессионалы предпочитали жестокой мясорубке на ледовых аренах спокойную и цивильную профессию клерка или разнорабочего.

    На протяжении первых десяти сезонов в Лиге доминировали две команды: "Монреаль Канадиенс" и "Оттава Сенаторз". Именно эти клубы в 6 случаях из первых 9 представляли восток в финале розыгрыша Кубка Стэнли. "Монреаль" стал обладателем серебряной чаши в 1916-м и дошёл до финала в 1917-м. В 1918-м чемпионом стал "Торонто", а на следующий год победителя финальной серии "Монреаль" - "Сиэтл" было решено не определять: по Северной Америке семимильными шагами шла жесточайшая эпидемия гриппа, иначе - "испанки". По ходу финала сразу пять игроков "Канадиенс" были сражены смертельным вирусом. Хоккеисты "Монреаля" оказались настолько слабы, что были не в силах выйти на лёд. После пяти матчей, когда соперники одержали по две победы, а в четвёртой игре 100 минут безрезультатно выясняли отношения, но так и сошлись на ничьей, победителя в серии было решено не выявлять. К огромному сожалению, "Канадцы" не сумели избежать тяжёлых потерь: 5 апреля в городской больнице Сиэтла от "испанки" скончался защитник Джо "Плохиш" Халл - автор знаменитого письма Эдди Ливинстоуну, а осенью 1920 года, так и не восстановив здоровье, умер легендарный владелец "Канадиенс" Джордж Кеннеди.

    По дороге к серебряной вершине "Монреаль" в финале НХЛ обыграл своего главного конкурента - "Оттаву". Интересно, но именно этот момент можно считать началом новой эпохи - эры "Сенаторов": команда оступилась, но уже было ясно, что сильная и талантливая молодёжь столичного клуба способна на многое. За последующие четыре года "Сенаторы" завоевывали Кубок Стэнли аж 3 раза! Будущие члены Зала Славы Кинг Клэнси и Фрэнк Буше практически не уходили со льда и были истинными лидерами своего клуба. Вратарь Клинт Бенедикт, защитник Эдди Жерар, центрфорвард Фрэнк Нэйбор, левый крайний форвард Сай Деннени сформировали костяк команды-чемпиона. Перед началом сезона 1918-19 "Сенаторы" заключили контракт с защитником Спрэгом Клеорном, одним из самых жёстких игроков той эпохи, и Панчем Бродбентом: крайний форвард, награждённый орденом "За храбрость", недавно вернулся с фронта и прямо с корабля на бал был включён в стартовую пятёрку "Оттавы".

    Когда "Сенаторы" на старте сезона 1920-21 одержали пять побед подряд, хоккейная общественность взбунтовалась: ну сколько можно так откровенно играть от обороны?! Причиной возмущения послужила тактика "Оттавы": как только столичная команда начинала вести в счёте, она моментально уходила в оборону, отрядив в свою зону двух защитников и форварда. Взломать такой редут было не так уж и просто. Соперники "Оттавы" настаивали, что такой оборонительный хоккей погубит саму сущность игры и не найдёт правильного понимания у болельщиков. Но слова словами, а на деле всего через несколько месяцев в Лиге началась повальная мода на игру "от обороны": теперь команды соревновались не в том, кто сколько голов сумеет забить, а в том, в чьи ворота залетит наименьшее количество шайб. Когда показатели средней результативности за матч упали ниже критической отметки, тревогу забили и в штаб-квартире НХЛ. В 1924 году в кодексе Лиги появилось правило, по которому командам было запрещено иметь в своей зоне, когда там нет шайбы, более двух полевых игроков. "Полагаю, что это правильное решение: болельщики ходят на стадион, чтобы видеть забитые голы", - прокомментировал это нововведение президент НХЛ Фрэнк Колдер.

    В феврале 1919 года клуб "Торонто Аринас" сменил хозяев, и новые владельцы решили переименовать команду во славу Святого Патрика - "Сент-Патрикс". Но всё, чего добились в том сезоне "Святые", так это косвенно стали соучастниками ещё одного великого достижения НХЛ: 31 января 1920 года легендарный форвард "Канадиенс" Джо Мэлоун забил в ворота торонтской команды 7 голов. Забил бы и восьмой, но его отменили арбитры. Тем не менее 7 голов Мэлоуна за один матч и по сей день остаются незыблемым рекордом Лиги.
Джордж Везина

18 февраля 1918 года вратарь "Монреаля" Джордж Везина впервые в карьере отыграл матч "на ноль". Впоследствии именем Везины будет назван один из самых престижных трофеев НХЛ - приз лучшему голкиперу регулярного чемпионата


    В том же 1919 году в НХЛ вошёл "Квебек", однако Перси Куинн и его игроки в дебютном чемпионате особо не преуспели. По окончании сезона Куинн продал права на своих "Бульдогов", и команда переехала в Гамильтон. Интересно, что в следующем году поддержку новичку оказало руководство Лиги. 30-го декабря 1920-го года Фрэнк Колдер объявил о том, что по решению совета НХЛ "Гамильтон Тайгерз" должен быть усилен игроками "Сенаторов" - Бродбентом и Клеорном. Но "Оттава" резко воспротивилась этому жалкому подобию современного "драфта отказов". "Сенаторы" затеяли судебную тяжбу, и в результате оба игрока в скором времени не только вернулись в Оттаву, но и внесли посильный вклад в очередную победу "Сенаторов" в розыгрыше Кубка Стэнли.

    Тем временем "Канадиенс" предпринимали всё возможное и невозможное, чтобы сломить гегемонию "Оттавы" и самим взойти на трон хоккейного королевства. Интересное решение принял генеральный менеджер клуба Лео Дэндурэнд: он запретил своим игрокам водить личные автомобили, поскольку "это сильно утомляет и изматывает мышцы наших возрастных хоккеистов". Да, в составе "Монреаля" хватало ветеранов. В то время как голкипер Джордж Везина ещё демонстрировал отличную и надёжную игру, первая тройка канадцев - Ньюси Лалонд, Дидье Питре и Луи Берлинкетт - уже была на сходе. Лалонд покинул команду, но вернулся в состав, чтобы помочь "Канадцам" в концовке сезона 1921-22. Но после того как чемпионат был завершён, Ньюси обменяли в "Сэскатун" (ХАТП). Компенсацией за него стали права на молодого новичка Ореля Джулиэтта и солидная денежная сумма. В тот же год были заключены контракты с Спрэгом Клеорном и Билли Куту. Эти парни на то время составляли одну из самых лучших защитных пар в НХЛ. В тройку к дебютанту Джулиэтту вошли два скоростных новобранца "Монреаля" - Хоуи Моренц и Билли Буше. "Канадцы" омолодили и существенно усилили состав команды, и результаты сказались незамедлительно: в 1924-м году "Монреаль" стал обладателем Кубка Стэнли, а в 1925-м снова играл в финале розыгрыша. Интересно, что "Канадиенс" уступили почётный трофей малоизвестному клубу "Виктория Кугарс", и это был последний случай, когда обладателем серебряной чаши стала команда, не входящая в НХЛ.

    На волне успешной игры "Канадиенс" в городе было завершено строительство двух катков: "Маунт Ройал Арены" (январь 1920-го) и знаменитого "Форума" (ноябрь 1924-го). "Форум" был воздвигнут для новой хоккейной команды Монреаля - "Марунс", которая и вступила в Лигу в 1924-м году.

    Членский взнос владельца "Каштановых" ("Maroons" с английского) Джеймса Страчана составил 15 тысяч долларов. 11 тысяч из этой суммы, как платёж "за нарушение территориальных прав и будущие беспокойства" были переведены на счёт "Канадиенс". Страчан как в воду глядел: "Марунс" очень быстро подлили масла в огонь внутригородской вражды. Боссы новой команды сразу же принялись заключать контракты с англоязычными игроками из провинции Онтарио, что для франкофонской части Монреаля стало не то чтобы шокирующим известием, но довольно сильным раздражителем. Приобретя права на таких ветеранов, как Бенедикт, Бродбент, Набл и одновременно набирая талантливую молодёжь - Нельса Стюарта, Данка Монро, Бэйба Сибера, Джеймсу Страчану удалось собрать прекрасную команду. Уже на второй год своего существования, в 1926 году "Монреаль Марунс" стали обладателями Кубка Стэнли.

    Наконец-то стали показывать хорошие результаты и "Тигры" из Гамильтона. После четырёх лет непопадания в плей-офф команда в сезоне 1924-25 закончила регулярный чемпионат на первом месте. Но как только дела у "Гамильтона" пошли на лад, клуб снова настиг жестокий кризис, на этот раз - финансовый. В тот год календарь НХЛ был расширен с 24 матчей до 30, и всем командам из-за возросших транспортных расходов пришлось значительно увеличить свой бюджет, а вот клубная касса не самого богатого "Гамильтона" так и осталась без изменений. Перед финалом НХЛ против "Канадиенс" игроки "Тигров", измученные постоянными задержками заработной платы, выдвигают ультиматум: или каждому из них будет выплачено по 200 долларов, или они не выйдут на финальные матчи. Президент Фрэнк Колдер и на этот раз принял поистине соломоново решение: если гора не идёт к Магомету, то зачем Магомету такая гора? Он присудил "Тиграм" техническое поражение и отдал победу "Канадиенс".

    Осенью 1925-го года Национальная Хоккейная Лига готовилась к своему девятому сезону. Но в составе "Канадиенс" уже не было "самого последнего могиканина" - голкипера Джорджа Везины. Казалось, что с него начиналась сама история канадского профессионального хоккея: на протяжении 16 сезонов своей карьеры этот "железный" человек не пропустил ни одного официального матча! Босс "Монреаля" Лео Дэндурэнд говорил о нём: "Хоккейная биография Везины - это история нашего спорта с момента его зачатия". В тренировочном лагере "Канадиенс" Везину уложила в постель тяжёлая простуда. Температура у спортсмена зашкаливала за 40', но он всё же вышел на лёд в первой игре сезона. После первого периода силы покинули его, и Везина уступил место в воротах своему дублёру - Альфонсу Лакруа. Через несколько дней выяснилось, что Везина тяжело болен туберкулёзом. Он таял прямо на глазах: за полтора месяца Джордж потерял в весе около 15 килограммов.

    В тот день, когда Везина узнал свой шокирующий диагноз, "Монреаль" проводил очередной матч чемпионата. Джордж не хотел расстраивать своих одноклубников, и поэтому попросил врачей до тех пор, пока он не уедет к себе домой, в Чикотуми (Квебек), не предавать подробности его заболевания широкой огласке. В тот же вечер Везина зашёл в раздевалку родного "Форума". Тренер клуба Эдди Дюфур, подумав, что голкипер и на этот раз не пропустит игру, выложил перед шкафчиком Джорджа его форму. Везина сел на лавку, взял в руки свитер, в котором он в 1924-м поднимал над головой Кубок Стэнли, и по его щекам потекли слёзы. Совладав с эмоциями, Везина резко встал, собрал всё своё обмундирование и покинул здание "Форума". Как оказалось, что навсегда: 26 марта 1925 года Джордж умер. Всё величие таланта голкипера лишний раз подтвердилось в следующем сезоне, когда "Канадцы", финалисты розыгрыша Кубка Стэнли завершили первенство на последнем месте в Лиге.

    "Он был настолько любим публикой, он был настолько хорошим вратарём, что у меня просто нет слов, чтобы выразить всю горечь от потери этого человека", - с трудом сдерживая слёзы, говорил о Джордже генеральный менеджер "Канадиенс" Лео Дэндурэнд. Когда место Везины в воротах "Монреаль Канадиенс" занял голкипер олимпийской сборной США Лакруа, то канадцы, кажется, окончательно убедились, что их национальный вид спорта постепенно подминают под себя американцы. В 1924-м НХЛ расширилась на юг до 39-й параллели: в Лигу вошли "Бостон Брюинз". Чуть позже аналогичный дебют ждал "Питтсбург Пайретс" и "Нью-Йорк Америкэнз".

    Новое - это хорошо забытое старое. Интересно, что пенсильванские "Пираты" начинались с тех самых "Тигров" из Гамильтона: американцы за 75 тысяч долларов выкупили команду, и канадский город в первый, но далеко не в последний раз потерял хоккейный клуб. Такая миграция вызвала резкое недовольство у Фрэнка Колдера, но он всё же совладал с эмоциями, и от Лиги было получено "добро" на переезд "Тигров" в США. Уже в дебютном сезоне клуб под "пиратским" флагом, которым руководил генеральный менеджер Оди Клеорн, пробился в плей-офф. Во многом это стало возможным благодаря нововведению тренера: по ходу игры в команде динамично менялись три тройки нападения.

    Другой американский клуб - "Бостон" - также успешно развивал свой бизнес: если в первых сезонах менеджмент "Медведей" сражался буквально за каждого зрителя, то уже в 1926-м году в городе было решено построить новую, комфортабельную и более вместительную ледовую арену. Да, хоккей в США пользовался всё большей популярностью: новые катки были воздвигнуты в Чикаго, Ньюарке и Джерси-Сити. Президенту "Оттавы" Фрэнку Ахерну поступает предложение от инвесторов из Джерси-Сити о продаже канадского клуба за 100 тысяч долларов, однако Ахерн на сделку не идёт. Детройт, Чикаго, Баффало также желают иметь в своём городе команды НХЛ. А в Нью-Йорке хоккей в те годы достиг такой народной любви и обожания, что "Мэдисон" на каждый матч чемпионата неизменно собирал аншлаг. Известный менеджер и хозяин самой крупной спортивной арены в "Большом Яблоке", Текс Рикард, сделавший себе имя в сфере профессионального бокса, сумел найти новую жилу: "Доходы от хоккея куда выше, чем доходы от бокса", - с удовольствием констатировал он, глядя на толпы у билетных касс.

    Да, НХЛ явно не могла вместить в себя всех желающих. Появились слухи о том, что в США будет создана отдельная профессиональная хоккейная Лига, в которую войдут команды из Нью-Йорка (два клуба), Бостона, Питтсбурга, Чикаго, Детройта, Баффало, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, Сиэтла и Портлэнда. Эдди Ливинстоун, отвергнутый Лигой в 1917-м, также грозился создать объединённую американскую хоккейную ассоциацию. "Через пять лет хоккей заполонит США от побережья до побережья", - даёт свой прогноз "Торонто Глоуб" в номере от 1925-го года.

    С ростом интереса к хоккею росли и доходы клубов. Теперь НХЛ могла рекрутировать в свои ряды всё больше и больше талантливых любителей по всей Северной Америке. Средняя зарплата хоккеиста в Лиге увеличивалась с каждым годом. "Питтсбург" заключает трёхлетний контракт с защитником Лайонелем Конахером на 7,5 тысяч долларов за сезон. Большие зарплаты были и у традиционно богатых "Америкэнз": игроки клуба Данк Монро, Билли Барч и Джо Симпсон зарабатывали по 7, 6,5 и 6 тысяч долларов в год соответственно. В конце концов, руководство НХЛ решает ввести ограничение. По Лиге была установлена планка на бюджет каждого клуба, который не должен превышать суммы в 35 тысяч долларов. Показательный пример стремительно увеличивающегося финансооборота: Дэндурэнд, в 1921 году купивший "Канадиенс" всего за 11 тысяч, в 1925-м застраховал свой клуб на 150 тысяч долларов!

    На западе дела развивались по несколько иному сценарию. Владельцы канадских команд с маленьким бюджетом, видя, что их бизнес отходит к Американским клубам из больших мегаполисов, инициируют объединение ХАТП и ЗКХЛ. В 1924 году на западе функционирует уже единая Западная хоккейная Лига (ЗХЛ). "Положение, в которое попали команды из не самых богатых канадских городов, просто ужасает, - делится впечатлениями владелец "Калгари Тайгерз" Ллойд Тернер. - В крупных мегаполисах США игрокам готовы платить большие деньги: разумеется, что они и переезжают туда. Я скажу прямо: американцы отбирают у нас наш хоккей".

    Но генеральный менеджер "Америкэнз" Том Дагган лишь смеётся над предположениями о том, что предприимчивые янки очень скоро приберут национальную игру канадцев к своим ловким рукам. "Статьи на эту тему в канадских газетах - полнейшая чушь, - уверен Дагган. - Клубы из Канады - козырные карты НХЛ, и мы, ньюйоркцы, не имеем никаких притязаний на национальную гордость страны "Кленового листа".

    Да, в эти годы хоккей становится хитом даже на Бродвее. НХЛ насквозь пронизывают ветры перемен, но ещё большие изменения будут ждать Лигу в недалёком будущем.

Главная страница Карта сайта Все матчи сборной СССР
Хоккей КУБОК СССР Чемпионаты МХЛ Чемпионаты России Хоккей
Открытый чемпионат СССР/СНГ Хоккей Чемпионаты СССР Чемпионаты Европы
Чемпионаты Мира КУБОК ЕВРОПЕЙСКИХ ЧЕМПИОНОВ Кубок Европы
Европейский хоккейный тур Хоккей Международные турниры Хоккей Олимпийские Игры
Призы НХЛ Хоккей Как всё начиналось