"99" и "66" (1979/80 - 1991/92)

Уэйн Гретцки

Уэйн Гретцки, по праву названный Великим, владеет большей частью индивидуальных рекордов НХЛ. 19 декабря 1984 года в матче против "Лос-Анджелеса" он уже в своей 424-й игре в Лиге достиг отметки в 1000 набранных очков за карьеру.

    80-е - один из самых захватывающих периодов в истории мирового хоккея. В эти годы Национальная Хоккейная Лига будет расти и крепнуть, с каждым днём всё больше трансформируясь из узко континентальной в глобальную международную организацию, где играют лучшие из лучших хоккеистов планеты. Тогда же родятся две команды-легенды - "Айлендерс" и "Эдмонтон", а Лигу своим космическим талантом озарят два гениальных игрока - Уэйн Гретцки и Марио Лемье.

    Вся стратегия и политика развития НХЛ в то время планировалась тремя людьми: Биллом Виртцем - хозяином "Чикаго" и председателем Комитета владельцев клубов Лиги, Джоном Зиглером - президентом НХЛ и Аланом Иглсоном - исполнительным директором Ассоциации игроков НХЛ. Этот триумвират сделал для Лиги очень многое, но просуществовал только до октября 1992-го года, когдп Иглсон и Циклер были смещены со своих постов, да и Виртц потерял привилегию говорить от имени всех клубных боссов.

    В 1972 году была учреждена Всемирная Хоккейная Ассоциация (ВХА, иначе - World Hockey Association), составившая серьёзную конкуренцию НХЛ. Семь лет эта ассоциация соперничала со своим более взрослым аналогом, постоянно переманивая из НХЛ игроков-"звёзд", но и теряя в этой конкурентной борьбе своих лучших хоккеистов. Однако ВХА оказалась колоссом на глиняных ногах. В 1979-м году, полностью исчерпав финансовые ресурсы, ассоциация распалась, и в состав НХЛ влились лучшие игроки и команды из ВХА. Одним из тех хоккеистов-"звёзд" и был Уэйн Гретцки: игравший за "Индианаполис Рэйсерз", он ещё в эпоху существования ВХА перешёл в "Эдмонтон Ойлерз", которые, в свою очередь, вошли в состав НХЛ. Показательно, что одним из вопросов, которые поднимались "Нефтяниками" перед вступлением в НХЛ, был "сохранит ли клуб права на молодого Уэйна Гретцки"?

    Это было в Канаде, а вот в США, на Лонг-Айленде, как-то быстро и незаметно для многих появилась команда, которая заиграла в прекрасный хоккей и под руководством тандема генеральный менеджер Билл Торри - главный тренер Эл Эрбур стала крушить всех подряд. Залогом успеха "Айлендерс" были капитан, защитник и многократный участник матча "Всех Звёзд" Дени Потвен, великолепные форварды Брайан Троттье и Майк Босси, и голкипер Билли Смит. Другие громкие имена команды - Кларк Жиль, Боб Нюстрём и Батч Горинг -также внесли большой вклад в создание новой легенды о клубе-чемпионе. "Айлендерс" нельзя было назвать эффектной и искромётной командой. "Островитяне" играли в вязкий и дисциплинированный хоккей, стараясь не атаковать безоглядно, а, в первую очередь, избегать собственных ошибок. Такую тактику своим подопечным привил Эл Эрбур, впоследствии ставший одним из лучших тренеров за всю историю НХЛ по количеству побед. Опять же, несмотря на присутствие в "Айлендерс" таких классных форвардов, как Брайан Троттье и Майк Босси, негласным лидером команды был защитник Дени Потвен. Именно ему удалось побить "вечный" рекорд Бобби Орра: Потвен стал первым игроком обороны, забившим за карьеру более 300 голов.

    В сезоне 1979-80, на свой 8-й год существования в НХЛ "Айлендерс" стали второй командой со времён эпохи расширения, которой покорилась серебряная вершина. Но ньюйоркцы на этом не остановились, и в следующих трёх сезонах ещё три раза поднимали над головами Кубок Стэнли. Уникальная команда, которая становилась чемпионом Лиги 4 раза подряд, в финале-83 по сумме четырёх матчей легко обыграла молодой "Эдмонтон". Кто мог подозревать, что "Нефтяники" буквально наизусть зазубрят уроки из того поражения? Главный тренер "Эдмонтона" Глен Сатер вспоминает, как он проходил мимо раздевалки "Айлендерс" после последнего матча той финальной серии: "Я поразился увиденному: почти каждый игрок "Островитян" держал в руках пакет со льдом, который он прикладывал к своим многочисленным ушибам. Из наших же парней никто так сильно не пострадал. Мы и не подозревали тогда, как это тяжело - быть чемпионом НХЛ".

    Команда, которую построил Сатер, являлась полным антиподом консервативных "Айлендерс". Ещё когда его "Нефтяники" выступали в ВХА, Глен Сатер много путешествовал по Европе: в Швеции и Финляндии он изучал методику тренировок местных команд. Как потом признавался Сатер, его "очень впечатлил европейский хоккей".

    "Там детей с малых лет обучают основам игры, - рассказывает Глен Сатер. - Но, кроме того, в Европе до автоматизма отлажен механизм смены звеньев, и каждый игрок знает, что ему нужно сделать, чтобы открыться у чужих ворот и свободно принять шайбу". Сатер учился быстрому и комбинационному европейскому хоккею, понимая, что для воплощения этого стиля в Северной Америке ему понадобятся творческие и талантливые игроки. И очень скоро Глен нашёл, что искал: Уэйн Гретцки, худощавый паренёк из Брэдфорда, провинция Онтарио.

    "Я сразу же понял, что Уэйн - возможно, самый конструктивный хоккеист в НХЛ, - говорит Сатер. - Только Гретцки может так потрясающе видеть площадку".

    Но одного таланта Гретцки для создания команды-чемпиона было явно недостаточно: Сатер, воплощая в жизнь свою европейскую модель, стал искать техничных игроков с хорошим катанием. Очень скоро он нашёл, что искал: в "Эдмонтон" пришли Яри Курри, Глен Андерсон, Пол Коффи и Марк Мессье - мощный центрфорвард с очень быстрыми ногами. Тезис "вратарь - это половина команды" был реализован с появлением в коллективе "Нефтяников" голкипера Гранта Фюра.

    Тактика игры "Эдмонтона" очень напоминала то, о чём несколько десятилетий назад говорили бразильцы-футболисты - "вы забьете, сколько сможете, мы - сколько захотим". Обладая стремительным и очень взрывным нападением, "Нефтяники" нередко пренебрегали работой в защите, но… команда побеждала, и этим было сказано всё. Европейский стиль игры "Эдмонтона", в который со временем влились такие мастера, как Эса Тикканен, Ярослав Пузар, Рейо Руотсолайнен, стали перенимать и другие клубы Лиги. Боссы многих команд НХЛ в очередной раз поняли, какая бесценная и пока что почти неразработанная золотая жила находится в Европе. Такие игроки, как Берье Сальминг из "Торонто", и такие команды, как "Виннипег Джетс" (ВХА), своей игрой уже говорили, что европейские хоккеисты в НХЛ могут не только работать, но и преуспевать, становясь лидерами своих клубов, но окончательно и бесповоротно эту аксиому доказал тот самый "золотой" "Эдмонтон" образца 80-х годов.

    "Игроки из Европы очень быстры и техничны, - снова рассуждает Сатер. - Но, в то же время, они достаточно крепки и физически развиты, чтобы успешно адаптироваться в силовом североамериканском хоккее". 19 мая 1984 года, всего на пятый год своего существования "Эдмонтон" завоёвывает свой первый Кубок Стэнли. В пятиматчевой серии "Нефтяники" переиграли действующего чемпиона - "Айлендерс". Одна династия сменила другую: до конца десятилетия "Эдмонтон" так и будет доминировать в НХЛ.

    "Наше мастерство было тем самым золотым ключиком к дверям большого успеха, - вспоминает Марк Мессье. - Своей игрой мы заставляли другие клубы искать хоккеистов, способных соперничать с нами в технике и взаимопонимании. Конечно, от этого уровень всей Лиги только вырос".

    "У нас была очень универсальная команда, способная соперничать с абсолютно любым соперником, - продолжает свою речь Марк Мессье. - Если против нас играют от обороны - хорошо, мы взломаем вашу оборону. Если нам бросают вызов и начинают играть в открытый хоккей - хорошо, давайте посмотрим, кто кого перебегает. Мы могли играть даже в силовом стиле: настолько мы были разносторонними". "Они навязывали нам свой хоккей, - рассказывает Гарри Нил, в то время - главный тренер "Ванкувер Кэнакс", клуба-конкурента "Эдмонтона" по Смайт-дивизиону. - "Нефтяников" нельзя было победить, если у вас медленная команда, ориентированная только на защиту".

    Особенно опасен был "Эдмонтон" при игре четыре на четыре - с Уэйном Гретцки и Яри Курри в нападении, и с атакующим защитником Полом Коффи в обороне. Соперник просто терялся на фоне этой великолепной четвёрки "Эдмонтона", временами напоминая жалких, беспомощных котят. Интересно, что в 1985-м году было введено правило "об обоюдном удалении", согласно которому при взаимном штрафе игра продолжается в формате "пять на пять". Гарри Нил остроумно назвал это новшество "правилом "Эдмонтон Ойлерз": "Я всегда утверждал, что это правило было введено только для того, чтобы хоккеисты "Эдмонтона" при игре в неравных составах не забивали слишком много голов".

    У "Нефтяников" в те годы была феноменальная команда, но ключевым игроком того коллектива был несравненный капитан - Уэйн Гретцки. "Уэйн, несомненно, был главным звеном в нашей командной мозаике, - вспоминает Глен Сатер. - Гретцки был настолько велик, что партнёры тянулись за ним, а он всякий раз своей уверенностью давал одноклубникам позитивный настрой на матч. За 11 лет, проведённых в "Эдмонтоне", Уэйн даже на тренировке никогда не позволял себе играть спустя рукава". Гретцки с первого же сезона в НХЛ начал демонстрировать свои незаурядные способности. В феврале 1980-го он установил новый рекорд Лиги, когда за матч отдал 7 результативных передач. "Делайте из себя легенду, Боги начинали именно так". По окончании своей карьеры этот гений побьёт почти все рекорды НХЛ.

    Гретцки мог творить с шайбой всё, что хотел. Иногда у защитников просто не было шансов отобрать у Уэйна этот маленький чёрный кругляш. Прирождённый снайпер, вместо того, чтобы забивать голы, он в большинстве случаев предпочитал ассистировать своим партнёрам. Очень часто "номер 99" откатывался на излюбленное место за чужими воротами, беспрепятственно тасовал там шайбу а потом, когда защитник уже "купился" на очередной его финт, выкладывал идеальный пас свободному партнёру на "пятачок". Забивай - не хочу: впоследствии эту точку за чужими воротами острословы назовут "офисом Гретцки". Это тот самый случай, когда "один в поле" был "воином". Уэйн казался настолько незаменимым, что Глен Сатер за матч зачастую заигрывал своего лучшего игрока сразу в нескольких звеньях. Бывали случаи, что Гретцки проводил на льду по 30 и более минут. Нельзя сказать, что он обладал какой-то феноменальной спринтерской скоростью, но то, что он на площадке был абсолютно непредсказуем и умел читать игру не на 2-3, а на 7-8 ходов вперёд - это факт.

    Свой второй Кубок Стэнли "Нефтяники" выиграли в 1985-м году: в финале по сумме пяти матчей была повержена "Филадельфия", а "Конн Смайт Трофи" - приз самому ценному игроку плей-офф - получил Уэйн Гретцки. Казалось, что "Эдмонтон" будет владеть серебряной чашей вечно, но уже на следующий год "Нефтяники" шокирующе оступились в полуфинальной серии против "Калгари". А Кубок Стэнли, 23-й в их клубной истории, достался "Монреалю", ворота которого тогда феноменально защищал 20-летний уроженец Квебека Патрик Руа. Как окажется впоследствии, то был выдающийся, но лишь дебют одного из величайших вратарей в истории хоккея.

    Серебряный трофей вернётся к "Ойлерз" уже через год и останется у них ещё на сезон. Один за другим в финалах плей-офф будут обыграны "Филадельфия" и "Бостон". Но на мощном титановом корпусе великой династии "Эдмонтона" уже начали появляться первые трещины…

    Успех "Нефтяников" поднял стоимость клубных "звёзд", и в один из не самых прекрасных дней владелец команды Питер Поклингтон просто не выдержал этого финансового пресса. В ноябре 1987-го года Поклингтон, провернув трейд-блокбастер, в котором было задействовано сразу 7 игроков, меняет Пола Коффи в "Питтсбург". Этот обмен стал откровением, но самый шокирующий трейд, который когда-либо видела НХЛ, был ещё впереди…

    9-го августа 1988-го года было объявлено о том, что Уэйн Гретцки и ещё два игрока "Эдмонтона" - Майк Крушельницки и Марти Максорли - обменяны в "Лос-Анджелес Кингз". В качестве компенсации "Ойлерз" получили Джимми Карсона, Мартина Желину, дра 9-го августа 1988-го года было объявлено о том, что Уэйн Гретцки и ещё два игрока "Эдмонтона" - Майк Крушельницки и Марти Максорли - обменяны в "Лос-Анджелес Кингз". В качестве компенсации "Ойлерз" получили Джимми Карсона, Мартина Желину, драфт-пики первого раунда 1989-го, 1991-го, 1993-го годов и солидный денежный перевод на 15 миллионов долларов.

    Вот и вся любовь: национальный герой уезжает из Канады в США. Эта новость повергла в шок всю страну. Поклингтона в Эдмонтоне стали считать чуть ли не предателем и грозили ему расправой. Заведённые болельщики обвиняли в отъезде Уэйна всех, кто был к этому более-менее причастен. Под горячую руку попала даже Джанет Джонс - киноактриса и жена Гретцки. По одной из не самых убедительных версий, именно она способствовала этому переезду в Лос-Анджелес, чтобы оказаться поближе к Голливуду.

    Этот трейд стал знаковым. Гретцки - едва ли не лучший игрок мира на то время - в считанные дни сделал хоккей в Калифорнии невероятно популярным. На матчах "Лос-Анджелеса" стали собираться аншлаги, а места в VIP-ложе надолго забронировали за собой влиятельные местные политики и популярнейшие звёзды шоу-бизнеса. Оказалось, что для поднятия интереса к хоккею в отдельно взятом регионе нужно не так уж и много: достаточно лишь вложиться в одну или несколько звёзд, чтобы на трибунах начали собираться толпы народу. Чуть позже на волне "Гретцкомании" в Калифорнии появятся ещё два клуба - "Анахайм Майти Дакс" и "Сан-Хосе Шаркс", а впоследствии наметится тенденция, по которой лидеры не самых богатых канадских клубов будут переезжать в Штаты, чтобы поднимать местный хоккей и обеспечивать себе безбедное существование.

    Трейд Гретцки имел ещё один, не менее важный смысл. Он навсегда изменил отношения между клубными боссами и игроками. "Если они могли продать Гретцки, то теперь смогут продать кого угодно".

    "С переходом Уэйна Гретцки в "Лос-Анджелес" изменилось абсолютно всё, - делится мыслями Гарри Нил. - Если раньше обмены проводились преимущественно с целью укрепить команду, то теперь это делается только по финансовым соображениям. Этот трейд наглядно показал, по какому сценарию развивается экономика хоккея". Хозяин "Лос-Анджелеса" Брюс Макнэйл "положил" Уэйну Гретцки зарплату в 2 миллиона долларов за год, не считая бонусов и премиальных. Впоследствии эти гонорары станут новыми стандартами: другие хоккеисты "звёздного" калибра захотят зарабатывать не меньше "Великого", и в Лиге в скором времени развернётся самая настоящая финансовая "гонка вооружений".

    Потеря Уэйна Гретцки сказалась на игре "Нефтяников" очень быстро. Уже в 1989 году команда-чемпион сложила полномочия, а обладателями Кубка Стэнли впервые в своей недолгой истории стали "Огоньки" из Калгари. Именитый ветеран "Флэймз" Лэнни Макдональд первый раз за свою богатую на события карьеру сделал глоток шампанского из серебряной чаши, а через 12 лет подобный, но не менее эмоциональный триумф будет ждать защитника "Колорадо" Рэймонда Бурка…

    "Эдмонтон" всё-таки сумел стать чемпионом ещё один раз. В 1990 году под руководством нового капитана Марка Мессье "Нефтяники" одержали, наверное, самую неожиданную в своей истории кубковую победу, одолев в финале мощный "Бостон" всего по сумме 5 встреч. Но для одной из самых великих команд-династий этот триумф стал лебединой песней. Постоянные финансовые трудности в скором времени вынудили "Ойлерз" потерять ещё и Марка Мессье, Глена Андерсона, Яри Курри и Гранта Фюра. Сказка кончилась, началась проза жизни, и сегодня только фотографии великих игроков на стенах домашней раздевалки "Эдмонтона" напоминают местным фанам о том старом, добром времени громких побед…

    Подведём промежуточный итог. "Эдмонтон", несмотря на то, что за первые два дебютных сезона в Лиге набирал меньше 50% очков, стал лучшей командой той эпохи 80-х. За десять чемпионатов, с 1979-80 по 1988-89 "Нефтяники" набрали 996 очков, побеждая в 62,3% случаев - результаты, достойные глубочайшего уважения.

9 июня 1984 года в Питтсбурге началась эпоха Марио Лемье. Именно в этот день Супер-Марио был выбран на драфте командой, за которую он играет и по сей день и с которой он завоевал два Кубка Стэнли.


    С середины 80-х король хоккея Уэйн Гретцки был вынужден потесниться на своём троне. На сцену НХЛ вышел юный Марио Лемье. Долговязый, но в то же время невероятно элегантный центрфорвард был выбран "Пингвинами" на драфте новичков-84 под общим первым номером. По всем прогнозам Лемье должен был вырасти в хоккейную звезду первой величины, но если сказать, что Марио тогда был просто хорош, значит не сказать ничего. Уже в своём дебютном чемпионате Лемье достиг 100-очковой отметки. А в сезоне 1987-88 Марио, получив "Харт Трофи", прервал впечатляющую серию Уэйна Гретцки из 7 титулов лучшего игрока НХЛ подряд. Тогда же Супер-Марио обставил Гретцки и в гонке за звание лучшего бомбардира Лиги. За свои рекордные 168 очков против 149, которые набрал "номер 99", он был награждён "Арт Росс Трофи".

    Однако Марио Лемье и Уэйн Гретцки не всегда играли по разные стороны площадки. В 1987 году на Кубке Канады два центрфорварда защищали честь своей страны в финале против сборной Советского Союза. В решающей третьей игре (в первых двух матчах соперники обменялись победами с одинаковым счётом 6:5), на последних минутах третьего периода, когда на табло горели две пятёрки - "5:5", канадцы пошли в одну из последних атак. Уэйн Гретцки прорвался по левому флангу, за ним в этот "коридор" вкатился Марио Лемье. Выманив на себя защитника Игоря Кравчука, "номер 99" резким движением кистей откидывает шайбу "номеру 66", и Лемье, воспользовшись предоставленным шансом, точно бросает в верхний угол ворот. Если бы не "золотой" гол Пола Хендерсона в Суперсерии-72, эта победная шайба могла бы стать самой значимой для канадцев в том великом противостоянии их страны против великой "Красной Машины". В 80-х канадцы проводят много товарищеских матчей и охотно участвуют в международных турнирах, играя против сборной Советского Союза и других ведущих европейских хоккейных держав. Второй по счёту Кубок Канады был организован в 1981-м году. Тогда Советы повергли канадцев в шок, обыграв их в финале со счётом 8:1. А вот на Кубке Канады-84 хозяева сумели взять реванш. Турнир 1987-го года мы упоминали выше, а в 1991-м году последний турнир, проведённый в таком формате, вновь выиграли канадцы, которые в финале обыграли своих соседей по материку - сборную США.

    В то десятилетие североамериканцы и представители СССР часто встречались и на клубном уровне. Достаточно лишь вспомнить знаменитые выезды ЦСКА и "Динамо" в период с 1982-го по 1986-й годы, когда русские выигрывали у своих заокеанских оппонентов в большинстве очных поединков. Так, в сезоне 1985-86 советские команды одержали победы в 8 из 10 матчей. Подобные встречи продолжались вплоть до 1991 года, а всего их состоялось 56: в 29-ти случаях верх брали русские, в 21-м - канадцы, а ещё в 6 поединках была зафиксирована ничья.

    В те же годы в НХЛ происходят и демографические изменения. Общий процент канадцев в Лиге уменьшается (с 82,1% до 75,6%), а остаток в 24,4% примерно поровну делится между американцами и европейцами. После того как "золотая" сборная США на Олимпиаде-80 в Лейк-Плейсиде явила миру такое чудо, как "Мираж на льду", интерес к хоккею среди граждан "звёздно-полосатых" Штатов неизменно возрастал, как и увеличивалось число вчерашних выпускников Американских колледжей и школ на драфтах новичков НХЛ. Сергей Пряхин стал первым хоккеистом той советской системы, которому было разрешено выступать за океаном. В 1988-м году Пряхин заключает контракт с "Калгари Флэймз". В отношениях между двумя великими хоккейными державами этот момент становится поворотным: с 1989-го года такие известные советские игроки, как Сергей Макаров, Вячеслав Фетисов, Александр Могильный теми или иными путями, но перебираются в НХЛ. Вскоре отъезд советских спортсменов за рубеж примет массовый характер.

    В 80-х существенные изменения претерпели и правила игры. Жёстче стал караться толчок соперника на борт: теперь игрок, получивший большой штраф за подобное нарушение, автоматически получал удаление до конца матча. При получении двух таких удалений игрока дисквалифицировали как минимум на одну игру. В 1982-м состав команды был расширен с 17-ти до 18-ти полевых игроков. В 1983-м был введён новый формат овертайма: 5-минутный дополнительный период с правилом "sudden death" (мгновенная смерть) - до первой заброшенной шайбы.

    Синхронно стремительному росту Лиги увеличивалось и количество болельщиков на трибунах. Если в сезоне 1979-80 среднее число зрителей по НХЛ составляло 12747 человек, то в конце десятилетки - уже 14908.

    В плане переездов команд из города в город это десятилетие было вполне консервативно. "Огоньки" сменили Американскую ("Атланта") прописку на канадскую ("Калгари"), а других миграций в 80-е не было. Но в начале 90-х Лига снова взяла курс на расширение: в 1991-м большую семью НХЛ пополнил "Сан-Хосе", в 1992-м - "Флорида" и "Анахайм". С того года Национальная Хоккейная Лига состоит уже из 26 клубов.

    Что же касается всего того, что происходило за пределами ледовой площадки, то и здесь событий хватало. Так, многие были недовольны действиями президента НХЛ Джона Зиглера, в чьей работе случилось немало проколов. Один из них произошёл во время плеф-офф 1988-го года. За послематчевое нападение на арбитра (жертвой был Дон Кохарски) тренер "Нью-Джерси Дэвилз" Джим Сконфилд справедливо был отстранён от большого хоккея на несколько матчей. Однако очень скоро "Дьяволы" добились от Зиглера отмены дисквалификации. Этот двойной стандарт очень возмутил арбитров, и они непосредственно перед игрой "Нью-Джерси" объявили забастовку. Чтобы не отменять матч, Зиглеру пришлось в срочном порядке искать резервных рефери, и игра в тот воскресный вечер началась с большим опозданием. Интересно, что новые судьи вышли на лёд не в стандартных полосатых рубашках, а в жёлтых тренировочных свитерах. Рефери отработали эту игру более-менее хорошо, но этот инцидент, позже названный журналистами "Жёлтое Воскресенье", критики потом долго припоминали Зиглеру: президента обвиняли в безволии и неспособности жёстко отстаивать свою позицию. Фундаментальные изменения произошли и в Ассоциации игроков НХЛ. Ее прежний исполнительный директор Алан Иглсон потерял доверие среди спортсменов, которые считали, что Иглсон слишком сблизился с владельцами команд и теперь не способен достойно защищать интересы хоккеистов. 1 января 1992 года новым исполнительным директором Ассоциации становится Боб Гуденау, адвокат из Мичигана. Заняв высокий пост, Гуденау сразу же заявит, что при Иглсоне "Ассоциация защищала права игроков лишь на словах, но не на деле". Владельцы клубов НХЛ очень скоро почувствовали рост активности Ассоциации. В апреле 1992 года, всего на 4-й месяц своей работы, Гуденау организовывает первую в истории Лиги всеобщую забастовку игроков. Для оглашения своих требований Ассоциация нашла самое подходящее время: регулярный чемпионат уже подходил к концу, и грядущие серии плей-офф оказались под угрозой срыва. После 10 дней напряжённых дискуссий между владельцами команд и Ассоциацией игроков было заключено соглашение, по которому хоккеисты не только получали дополнительные привилегии, но теперь в меньшей мере зависели от своих клубных боссов.

    "Это был знаковый момент, - комментирует произошедшее Гуденау. - Игроки, чего не было раньше, наконец-то заставили уважать себя. Не думаю, что хозяева команд воспринимали нас всерьёз до тех пор, пока мы не начали ту знаменитую забастовку. Тогда они поняли, что мы совсем не шутили".

    В 1992 году потерял своё кресло и Джон Зиглер. Новым президентом НХЛ был избран Гэри Бэттмен, и именно этот человек впоследствии сделает хоккейную Лигу лучше, больше и богаче.

Главная страница Карта сайта Все матчи сборной СССР
Хоккей КУБОК СССР Чемпионаты МХЛ Чемпионаты России Хоккей
Открытый чемпионат СССР/СНГ Хоккей Чемпионаты СССР Чемпионаты Европы
Чемпионаты Мира КУБОК ЕВРОПЕЙСКИХ ЧЕМПИОНОВ Кубок Европы
Европейский хоккейный тур Хоккей Международные турниры Хоккей Олимпийские Игры
Призы НХЛ Хоккей Как всё начиналось